Интересные истории

скаzка про щастье

Где-то далеко-далеко на севере тоже была сказочная страна. всё там было огромное, а всё остальное там было карликовое. Там были огромные просторы, искрящиеся от снега зимой, и маскирующиеся в хаки летом. И по этим огромным просторам летал, никогда ни на секундочку не останавливаясь, огромный ветер. Он даже огромные горы сказочной страны превратил в практически карликовые возвышенности, едва заметные на теле прекрасной северной земли. Но это были самые настоящие горы, у них были свой самые настоящие скалы и россыпи камней, самые настоящие горные разломы и упоительное чувство взгляда с вершины. И к склонам этих самых настоящих гор под гнетом огромного ветра прижимались карликовые деревца. Но они, конечно, тоже были cамые настоящие, с самым настоящим желанием жить. И они цеплялись за эти горы своими карликовыми корнями и горы дарили им частичку своего тепла, поили их своей кровью. Но самые огромные и самые настоящие были в сказочной стране были люди. Они любили свои просторы, свой неземной белизны снег и янтарно-бурые трясины, свои очень поздно распускающиеся деревца и свои пусть и маленькие, но очень величественные горы. А ещё они очень любили своё солнце. Именно своё, потому что это было очень особенное солнце. Иногда оно совсем не показывалось из-за горизонта, и сорок два дня огромные люди сказочной северной страны мечтали о новой с ним встрече. И размышляли о многом, ведь так на многое по другому удается взглянуть в темноте. И они были очень мудрыми, эти огромные люди сказочной северной страны. своё ожидание солнца они тратили с толком, и многое познавали за эти сорок два дня размышлений. А потом они встречали своё солнце. И приносили ему в жертву свои солнечные улыбки, и оттого улыбок у них становилось только больше и больше. И солнце радовалось им, и оставалось с ними как можно дольше. И уже не пряталось от них совсем, и наполняло всю их жизнь собой. И они снова думали и мечтали, ведь так прекрасно в залитой солнцем ночи идти по своей огромной стране и размышлять о прекрасном. И поэтому они были очень добрые и красивые, эти огромные люди сказочной северной страны. И они с радостью принимали к себе тех, кто приходил к ним из других стран, где люди были совсем другие, где встречались злые и коварные, где вся жизнь была настолько быстрой, что люди забывали о том, зачем вообще это всё. И не видели солнца своей страны, не дышали безбрежной лазурью своего неба, даже по-настоящему не слышали голосов друг друга. И приходящие в северную сказочную страну менялись на глазах, они вместе со всеми размышляли в темноте дней и мечтали в яркости ночи. И вспоминали, и понимали. И становились лучше. А потом вместе со всеми становились Щастливы. И наслаждались всем вокруг, ведь всё вокруг было не только огромно и карликово, всё вокруг было прекрасно. Они открывали для себя небесно-синие полотнища озер, спрятавшихся в складках гор, детский звон и тягучую ярость порогов карликовых горных рек, нереальность блеска северного сияния и едкий аромат ритмично звучащего мороза, впадающий с неба в океан снега стремительный поток колючих снежинок и настороженно-свинцовый взгляд моря. И они радовались, и Щастье переполняло их, и они становились добрее и красивее. Они становились настоящими огромными людьми сказочной северной страны. А ещё огромные люди сказочной страны любили искать что-то новое. И они покидали свою сказочную северную страну, чтобы увидеть теплый океан, и в его волнах поделиться с теми, для кого он всегда был единственным пристанищем, своим Щастьем далекой северной страны. И они поднимались на огромные огромные горы, с вершины которых, казалось, можно увидеть весь мир. И они делились со всем этим миром свои Щастьем далекой северной страны. И они приходили туда, где единственной реальностью были злое к чужакам солнце и кислотно-сжигающий песок. И они делились даже с этими злодеями своим Щастьем далекой северной страны. И они никому не завидовали и ни о чем не жалели. Единственное, иногда им было жалко, что на небе их северной страны не так много звезд и не так огромна луна. Хотя они очень любили и свою далекую северную луну, их и без того добрые сердца и Щастливые душ и переполнялись добротой и Щастьем, когда они видели её в полном здравии, нежно льющей на них жемчужный свет, ненадолго позаимствованный у их любимого солнца. только одно мешало им вдали от дома. Их тянули назад воспоминания, и ни невыразимая синева бесконечности океана, ни волшебная огромность мира, ни сжигающий жар ничего не могли с этим поделать. Их манили назад блеск тающего весеннего льда и такие долгожданные почки на ветвях их настоящих карликовых деревьев, пронзительность родников их земли и сладость устилающих её лето ягод, желто-красное безумие, бушующее в осени их настоящих гор и немыслимость поэзии улетающих вдаль птичьих стай, вся серьезность мира в сковавшей их страну белизне и торжественную нарядность всего вокруг, присущая этому моменту.

И однажды они узнали, что где-то далеко-далеко есть ещё одна сказочная страна. И что в этой сказочной оранжевой стране Щастье бесконечно. И что находясь в этой сказочной оранжевой Z стране никто и ничего и ни о чём не помнит, а только впитывает это бесконечное Щастье, сам превращаясь то ли в его частицу, то ли на оборот вмещая в себя всю его бесконечность, но одновременно не отнимая ничего у других таких же бесконечно Щастливых людей сказочной оранжевой прекрасной Z страны. И тогда огромные люди далекой северной страны решили, что они должны быть там, и от Открытия до Закрытия раствориться в том, что получится из объединения их Щастья, пронизанного белизной и желто-красным, кажущейся бесконечной темнотой и никогда не заканчивающимся светом, и другого Щастья, которое появилось, как они слышали из теплого моря, закатов, песка и МУЗЫКИ. Невероятной магической музыки, заставляющей даже стекло и бетон стать радостно-розовыми и бушевать в безумстве танца. И они обязательно узнают это. И они обязательно будут неземно Щастливы, и даже чуть-чуть больше.